NEWSLOOK


Главные новости
В мире
Общество
Экономика
   Транспорт
   Металлургия
   Финансы
   Энергетика
   Недвижимость
Спорт
   Футбол
   Хоккей
   Теннис
   Баскетбол
   Единоборства
   Автоспорт
Происшествия
Культура
   Кино
   Музыка
   Выставки
   Театры
Наука
Hi-Tech
   Мобильная связь
   Безопасность
   Софт
   Hardware
Интернет
Новости в блогах
Политика
   Выборы
   Единая Россия
   КПРФ
   Справедливая Россия
   Яблоко
   СПС
Религия
Авто
Туризм
Здоровье
Главные
Страхование

В мире
Мобильная связь
Тема дня
все новости



21.11.17 10:57 Российский баскетболист забросил мяч в кольцо с середины площадки через крышу

Баскетболист Георгий Багров из клуба «Челбаскет» Южно-Уральского государственного университета забросил мяч с середины площадки через конструкцию крыши в матче студенческой лиги против Тюменского индустриального университета «Гвардия». Видео было опубликовано на странице БК «Челбаскет» во «ВКонтакте».



21.11.17 10:54 Владимир Путин объявил о скором окончании военной операции России в Сирии

Президент России Владимир Путин вчера провел в Сочи встречу с президентом Сирии Башаром Асадом, посетившим Россию с рабочим визитом, сообщает пресс-служба Кремля.



21.11.17 10:49 Российский баскетболист забросил мяч в кольцо с середины площадки через крышу





21.11.17 10:47 Барбаро: В последние 10 минут матча с ЦСКА ничего не чувствовал — ни рук, ни ног

Аргентинский полузащитник «СКА-Хабаровск» Алехандро Барбаро поделился впечатлениями от матча 17-го тура РФПЛ с ЦСКА (2:4), который прошёл в Хабаровске при температуре около минус 16 градусов.



21.11.17 10:47 Google поборется с «российской пропагандой» в интернете





Газета Эхо Москвы Египет Киргизия Версия NVIDIA Коммерсант Интервью Московский комсомолец >>

Последние новости сегодня 22.11.2017

Театры

Как человек

 

28.11.07 12:00
«Процесс» в «Табакерке» поставил Константин Богомолов -- режиссер, сделавший в прошлом сезоне два отличных спектакля в двух разных театрах Москвы. В Театре имени Гоголя -- «Театральный роман», на Малой Бронной -- «Много шума из ничего», и на каждом из них зал хохотал непривычно хорошо -- не по-аншлаговски и не по-кавээновски, видно было, что импульс смеха идет из головы, а не откуда-либо еще. Теперь Богомолов взялся за Франца Кафку -- автора уж вовсе не смешного; а смех все равно был в зале, и стало окончательно ясно, что на столичную сцену пришел новый, выражающий новое время режиссер.

Звезда Чусовой взлетела и сгорела дотла вместе с уходящими в историю буйными и веселыми вещевыми рынками; Серебренников массой своих торопливых постановок отразил начало нулевых с их деловой энергией и обычаем интеллектуалов работать на пяти работах сразу, исчерпав себя критически, но, будем надеяться, не окончательно. Богомолов приходит в новую эпоху -- подмерзающую, с вновь появляющейся усмешкой на губах. И говорит об этой эпохе.

«Процесс»? «Процесс». На сцене «Табакерки» выстроен черный павильон, темные стены при этом зеркалят, и зрительный зал может видеть свое смутное отражение на задней стенке. В этом черном пространстве (в углу еще -- уходящая в небеса витая металлическая лестница) к спящему Йозефу К. (главная роль досталась Ивану Шибанову) являются арестовывающие его стражники, там же он общается со следователем, с адвокатом и наконец со священником. Последняя глава -- казнь -- преображена из тупого убийства героя вялыми служителями «закона» в прямое уничтожение его судьбой (ему пробивает сердце вылетевшая из-под колосников органная труба). И это -- принципиально.

История Йозефа К. у Богомолова -- это не история жертвы. ХХ век, богатый различными историями жертв, рассмотрен режиссером внимательно и отложен в сторону. Финал -- с фразой «Как собака» -- к этому герою не имеет отношения. История этого Йозефа К. -- безусловно, история человека. Достаточно долго защищающего себя и свое достоинство.

Когда этот Йозеф К. -- разбуженный вторжением в его квартиру стражников, одновременно гопнически-опасных и жалко-смешных, разговаривает с ними с чувством права и правоты, в зале проскальзывают имена гордых предпринимателей, пытавшихся слишком вольно общаться с властью. У Кафки герой работает в банке, упоминается, что он занимает там достаточно важную должность, но с самого начала в романе герой опасается стражников и внутренне готов к тому, что они могут сделать с ним что угодно. В спектакле Йозеф К. недоумевает, раздражается, сердится, но не признает за нежеланными визитерами никакой власти над собой. Этот человек в отлично сшитом костюме (абсолютно все остальные персонажи одеты совершенно чудовищно, и костюмы разодраны у них на спине -- художник Лариса Ломакина создала точнейший образ «мира не в порядке», ведь одежда в первую очередь отражает формат реальности) совершенно явно привык к существованию по некоторым законам. Он готов вести переговоры, но он ждет, что переговоры будут идти по неким правилам. Не дождется.

Весь этот процесс -- история растущего недоумения. Так, собственно, было и у Кафки, но там вместе с недоумением рос ужас, здесь растет усталость. Реальность за стенами банка, которые оказываются стеклянными (а у каждой приоткрытой двери маячит какой-то подслушивающий силуэт), полна персонажей гротесково-чудовищных. Зрителю предлагается череда сценок почти цирковых, почти клоунских. Вот художник Титорелли (Игорь Верник), преподающий Йозефу К. основы взаимодействия с судебной системой, наделенный широкими манерами, кавказским акцентом и сладкой улыбкой, знакомой каждому, кто хоть раз наблюдал одного из основоположников нашей монументальной скульптуры хотя бы по телевизору. Художник творит вместо портрета героя гибрид микеланджеловского «Давида» с анатомическим атласом. Вот суетливая работница Прачка (Яна Сексте) деловито удовлетворяет всех мужчин -- портретик существа, в котором ничего человеческого-то не осталось, лишь комический набор животных инстинктов. И даже дядя героя (Борис Плотников), единственный показанный его родственник -- лишь комплект старчески-значительного голоса, провинциальных предрассудков и притащенная в город корзина с яблоками.

Герой, недоумевая и сопротивляясь, пытаясь взаимодействовать с миром неразумным и неправильным по правилам разума, приходит к финалу уставшим и обезоруженным. После того как в него вонзилась органная стрела, он уходит по лестнице из сценической тьмы вверх, к свету -- и финал этот был бы слишком пафосным, если бы вдруг не вспомнилось самое начало спектакля. Там среди пришедших арестовывать героя стражников был следователь с большими черными крыльями за спиной, то есть все происходящее уже не имело к земным делам никакого отношения. Все мытарства Йозефа К., по всей вероятности, происходили в чистилище, где он и проходил путь от еретической гордости к смирению. И вот этот отказ от очевидно возможной социальности «Процесса» и одновременно ехидный, чуть грустный и защитно-отстраненный взгляд на существующий мир -- очевидная примета сегодняшнего невеселого дня. О котором Богомолов рассказывает все-таки достаточно весело.



Того ЗВЕЗДА

Сказка для взрослых
Петербургский театр потерял Муму
Слоеный пирог
Мариинский театр проводит на пенсию ослицу Монику
Ученого пса уволили из театра за талант

Роберт Гейтс привез в Индию предложения от Lockheed Martin и Boeing
Главу секретариата Ющенко обвинили в контрабанде машин и водки
Джейн Фонда выругалась в прямом эфире телешоу
Плавные печали
В Москве пройдут Дни Якутии