NEWSLOOK


Главные новости
В мире
Общество
Экономика
   Транспорт
   Металлургия
   Финансы
   Энергетика
   Недвижимость
Спорт
   Футбол
   Хоккей
   Теннис
   Баскетбол
   Единоборства
   Автоспорт
Происшествия
Культура
   Кино
   Музыка
   Выставки
   Театры
Наука
Hi-Tech
   Мобильная связь
   Безопасность
   Софт
   Hardware
Интернет
Новости в блогах
Политика
   Выборы
   Единая Россия
   КПРФ
   Справедливая Россия
   Яблоко
   СПС
Религия
Авто
Туризм
Здоровье
Главные
Страхование

В мире
Мобильная связь
Тема дня
все новости



21.11.17 10:57 Российский баскетболист забросил мяч в кольцо с середины площадки через крышу

Баскетболист Георгий Багров из клуба «Челбаскет» Южно-Уральского государственного университета забросил мяч с середины площадки через конструкцию крыши в матче студенческой лиги против Тюменского индустриального университета «Гвардия». Видео было опубликовано на странице БК «Челбаскет» во «ВКонтакте».



21.11.17 10:54 Владимир Путин объявил о скором окончании военной операции России в Сирии

Президент России Владимир Путин вчера провел в Сочи встречу с президентом Сирии Башаром Асадом, посетившим Россию с рабочим визитом, сообщает пресс-служба Кремля.



21.11.17 10:49 Российский баскетболист забросил мяч в кольцо с середины площадки через крышу





21.11.17 10:47 Барбаро: В последние 10 минут матча с ЦСКА ничего не чувствовал — ни рук, ни ног

Аргентинский полузащитник «СКА-Хабаровск» Алехандро Барбаро поделился впечатлениями от матча 17-го тура РФПЛ с ЦСКА (2:4), который прошёл в Хабаровске при температуре около минус 16 градусов.



21.11.17 10:47 Google поборется с «российской пропагандой» в интернете





Газета Эхо Москвы Египет Киргизия Версия NVIDIA Коммерсант Интервью Московский комсомолец >>

Последние новости сегодня 22.11.2017

Театры

Достоевский из женских уст

 

22.11.07 12:00
«Грустные песни из сердца Европы» -- так называется моноспектакль по «Преступлению и наказанию», с которого начал свою программу фестиваль «Новый европейский театр». Поставил «Грустные песни» финн Кристиан Смедс, а принадлежит спектакль Литве («Аудрониса Люга Продакшн»). На сцене нет примет ни Петербурга, ни Вильнюса, ни Хельсинки; стол, стул, массивный шкаф -- дело может происходить где угодно, и подразумевается, что вот где-то «в сердце Европы». И происходит не в девятнадцатом веке, а сейчас.

Кристиан Смедс взял из романа Достоевского лишь несколько заинтересовавших его психологических типов и подобрал им новые жизненные обстоятельства. То есть по сути не то чтобы совсем новые -- Соня так и осталась проституткой, Мармеладов -- пьяницей, но истории героев наполнены знаками ХХ и XXI веков. Так, Мармеладов (сидя не в кабаке, а в баре) вспоминает какого-то своего друга-летчика, самолет которого подбили у него на глазах (было ли это во вторую мировую или в какую-нибудь еще войну, неясно), а Катерина Ивановна раздает зрителям фотографии из семейного альбома. И Катерину Ивановну, и Мармеладова, и Соню, и Раскольникова, и старуху-процентщицу играет Алдона Бендарюте, и спектакль выстроен как череда монологов.

У этих монологов разная степень интенсивности, и использованы разные краски. Монолог Мармеладова до отвращения физиологичен. Актриса с поразительной, клинической точностью рисует совершенно опустившееся существо -- милое лицо оплывает какими-то чудовищными буграми, губы неуправляемо кривятся, пластика расшатана, и тело то расслаблено в характерной для алкоголиков степени -- вот ровно в той, что дает им возможность, упав, ничего себе не сломать, то сверхсобранно, сверхсжато в экстремальной настороженности. Монолог Катерины Ивановны -- чуть утрированное бытописательство, актерский этюд на тему «женской доли». (Тут надо сказать, что режиссер, почти совсем «умерший в актрисе», иногда подбрасывает в текст замечательно точные ходы -- так, Катерина Ивановна тащит по полу из-за кулисы тяжелое пальто, проволакивает его по сцене, обращаясь с ним не как с вещью, а как с человеческим телом, и через три ее шага мы понимаем, что это Мармеладов... Она с усилием водружает пальто на стол и начинает причитать в русском классическом стиле «сволочь, на кого ж ты меня покинул», а потом разглаживает пальто аккуратно, трогательно так его складывает, сурово и нежно, как покойника, прибирает; и ведь вот только эта несчастная одежда на столе, а зал затихает.)

Старуха сделана в черно-клоунском, мрачно-эксцентрическом ключе: актриса за столом пытается хлебать из миски воду длинной деревянной ложкой, руки трясутся, вода расплескивается, до рта ничего донести не удается, старуха злится. Это целый номер, заканчивающийся сценой уже абсурдистской: лично притащив топор, вымазав его кетчупом и этот кетчуп вылизав, процентщица сама нацеливает оружие себе в лоб. И вдруг становится понятно, что она представлена с точки зрения Раскольникова -- вот именно такой, нелепой и дикой, чтобы никому в голову не пришло ее пожалеть.

Отдельные монологи (и рассказ Раскольникова о том, как он вынес на лестницу телевизор и телефоны, и странное повествование Сони о том, как она, «уйдя из профессии», преподавала музыку малышне в детских садах) скрепляются в финале краткой репликой Раскольникова «Я виноват». Никакого покаяния на перекрестке, никакой «сдачи» в диалоге с Порфирием Петровичем (кстати, последнего в спектакле практически нет -- у него нет монолога, а с репликами, обращенными к следователю, Раскольников бросается с кулаками на безмолвный шкаф). В версии Кристиана Смедса главным является выяснить для себя собственную правоту и неправоту, другие люди (как и Бог) судить тебя не могут. Тем и отличаются сегодняшние «Грустные песни из сердца Европы» от истории, когда-то рассказанной Федором Михайловичем Достоевским.



Оружие

Сказка для взрослых
Петербургский театр потерял Муму
Слоеный пирог
Мариинский театр проводит на пенсию ослицу Монику
Ученого пса уволили из театра за талант

Роберт Гейтс привез в Индию предложения от Lockheed Martin и Boeing
Главу секретариата Ющенко обвинили в контрабанде машин и водки
Джейн Фонда выругалась в прямом эфире телешоу
Плавные печали
Как человек